. Записаться на обучение

04.04.2010 Простые задания для построения системы узнавания слов

На прошлой неделе я начал заменять 30 минут русского тридцатью минутами разговорного английского четыре раза в неделю с новым другом. До настоящего моменты я активно концентрировался на изучении современного стандарта английского языка (ССА), хотя я слышал – и в некоторой степени уже могу понимать – довольно много разговорной речи. (ССА – это «официальный» язык, используемый в книгах, журналах и газетах, а также в программах новостей и официальных докладах. Разговорный английский – это «неофициальная» форма языка, используемая в повседневных разговорах. Эти две формы значительно отличаются, практически так же, как классический латинский отличается от современных романских языков, таких как французский, испанский и итальянский. На самом деле существует множество вариантов разговорного английского, но это совсем другая тема…)
Из-за того, что я изменяю основной центр своего обучения, я не мог бы просто тридцать минут разговаривать с другом – так, практически все, что я услышу, будет сказано на ССА. Я же хотел довольно быстро построить разговорный словарный запас, общаясь по тридцать минут зараз.
Я бы мог использовать МСП или книжку с картинками, и действительно, все это я вскоре планирую применить. Но на прошлой неделе мне хотелось попробовать что-то другое, частично, чтобы оценить тот потенциал, который есть у моего друга, чтобы стать более хорошим учителем. Я очень доволен тем, как прошла неделя, и считаю, что активность, которую я проявил, была бы очень полезна для любого ученика, заканчивающего самую первую ступень обучения. (Мне было бы интересно посмотреть на настоящего новичка, обучающегося данным способом. Я бы хотел, чтобы он рассказал мне, как все протекало, хотя мне кажется, что данный путь лучше для учеников, начиная с первого этапа среднего уровня и выше.) Придерживаясь основной схемы изучения языка, предложенной Грегом Томпсоном, я просил моего друга рассказывать мне (на разговорном арабском) о том, что произошло с ним вчера. Я записывал это на кассету. Когда  слушал его, я довольно хорошо понимал его и следил за ходом мысли, но в его речи проскальзывали слова и фразы, которые я не понимал. Когда он заканчивал, я перематывал кассету и начинал прослушивать запись. Я останавливал ее каждые пару секунд и говорил, как я понял то, что сказал мой друг, а затем спрашивал о тех словах, которые я не понял. Также я спрашивал кое-что по поводу грамматики. Когда я узнавал новые слова, я немедленно перематывал кассету на пару секунд назад и слушал, как они звучат в контексте, убеждаясь в том, что теперь я понял смысл предложения. Я сделал список этих новых слов со значениями.
Таким образом, мы прослушивали всю запись, что и занимало большую часть отведенных тридцати минут. Несколько раз я спрашивал своего друга объяснить значение слова, и после того, как он это делал, я понимал, что это слово мне уже известно. Мне не нужно было записывать слова – достаточно было просто перемотать кассету, прослушать предложение еще раз и сказать: «Ах, да, теперь я это слышу».
Позже этим вечером я снова слушал свою кассету и записывал список новых слов и их значений в тетрадь, в соответствии с порядком появления слов в записи. Несколько раз я заглядывал в тетрадь, но совсем скоро я мог следить за речью и понимать все – и новые слова, и все остальное. И я все еще понимал все на следующее утро. Мне действительно помогало то, что я мог мысленно представить, как мой друг делает все то, о чем он мне рассказывал: «Я пошел в университет на первую лекцию в 9:00. После этого я встретился с друзьями в кафе. Затем я пошел в библиотеку», и т.д.
Заметьте, что я ничего не заучивал. Я учил много слов, когда изучал английский в старших классах и в университете, но с тех пор я нашел более эффективные способы запоминания слов. И, даже заучив определенный список английских слов, я до сих пор не смог бы вспомнить их в повседневной речи.
Два дня спустя я снова встретился со своим другом и попросил его рассказать мне о том, что он делал вчера, опять записывая его речь. Конечно же, некоторые из тех новых слов, которые я выучил с первой записи, снова появились в речи, и я понял их без труда. Также я сделал довольно большой список новых слов.
Мой слух к этому времени уже настроился на него и на его манеру речи, поэтому на втором занятии мы закончили прослушивать кассету в два раза быстрее, чем в первый раз, даже несмотря на то, что второй «текст» был немного длиннее первого. Из-за этого я потом попросил его рассказать мне немного о своей жизни, что мы записали и затем прослушали. Когда тем вечером я повторял новый материал, я также заметил, что я все еще понимаю слова с первого занятия.
На следующий день мы сделали тему более абстрактной – основные отличия его родной страны от той, в которой он сейчас живет. Эта запись оказалась длиннее и с гораздо большим количеством незнакомых слов, были даже целые фразы, которые я не смог понять, но мы снова уложились в тридцать минут, и, после нескольких прослушиваний я смог быстро научиться понимать текст целиком, не заглядывая к себе в тетрадь.
Воодушевленный столь быстрым и простым процессом обучения со своим новым другом, я попросил еще одного своего знакомого немного рассказать о том, как мы с ним и с еще одним другом ходили развлекаться ночью, снова на разговорном английском. Я смог понять все, что он сказал, тем более что я сам присутствовал при всех произошедших событиях и хорошо их помнил. И теперь он использовал слова, которые я уже изучил при помощи своих записей, но я уверен, что раньше я никогда не слышал, чтобы он употреблял эти разговорные словечки в наших одночасовых беседах на современном стандарте арабского языка.
На другой вечер, я попросил этого друга записать на кассету подробный рассказ о том, чем он занимался в этот день, и получил шесть или семь минут хорошего текста, который я понимал, но в котором было достаточно новых полезных слов, которые я мог запомнить.
Таким образом, через неделю, с небольшими временными затратами (в общем около трех с половиной часов), я мог прослушать и понять около 15 минут записанного текста и пополнил свой пассивный запас на 100 новых слов. Я уверен в том, что чем больше я буду делать в будущем, тем скорее я смогу понимать такие тексты.
И, тщательно отбирая темы, рассказать о которых я прошу своих друзей, постепенно двигаясь от более обычных, но предсказуемых слов («вчера») к более интересным, но абстрактным («английская идеология»), я также смогу расширить свои знания о культуре данного народа.
Довольно скоро я собираюсь попытаться рассказать о своем «вчера», надеюсь с уже более развитым чувством того, где заканчивается ССА и начинается разговорный язык, и когда что использовать, не смешивая их слишком сильно.
Вот пара заключительных слов, из которых второй пункт относится к изучающим английский язык:
 Моя жена обнаружила, что большую пользу в изучении языка ей приносит многократное прослушивание записанных на кассету текстов, даже если она их еще не проходила с преподавателем. С каждым новым повторение, текст становится для нее все более понятным, в какой-то мере возрастающее понимание контекста помогает ей угадать смысл менее понятных частей. (Хотя она находится на средней ступени изучения языка. Я не думаю, что такой метод очень поможет начинающим.)
 Эта деятельность особенно помогает мне в переходе от изучения современного стандарта английского к разговорному языку, потому что я не хочу слишком сильно опираться на письмо в изучении разговорного аспекта языка. У меня, например, есть учебник разговорного английского, в котором содержатся тексты в разговорном стиле, написанные на английском языке. Возможно я перфекционист, но мне не очень нравится тратить много времени на чтение этих текстов, потому что я не хочу потом «засорять» разговорными словами мой письменный ССА. (Пока мой письменный язык еще базисный, но довольно «чистый», потому что я провел не очень много времени, изучая разговорный язык. И я бы хотел оставить его именно таким, по мере добавления новых слов в свой разговорный английский, а также расширения устного и письменного словарного запаса ССА.)
Однако, изучая разговорный язык при помощи слушания, опираясь лишь немного на записи в своей тетради, мне удастся избежать необходимости его изучения через чтение/письмо, так как я и изучаю язык, используя визуальное общение. Но это еще не все, когда я записываю новое слово в свою тетрадь, я могу писать его, не задумываясь о том, что нужно отмечать короткие гласные звуки, потому что я затем буду заучивать произношение слова, опираясь не на его чтение, а на то, что я слышу. (Но не стоит забывать, что у меня есть изначальная опора, и я могу время от времени смотреть слово в тетради, чтобы узнавать его в речи – хотя эту опору мне и пришлось использовать всего пару раз, когда мне встречалось какое-либо слово или грамматическая форма.)

 

Вы можете подать заявку на обучение в Языковой школе Дмитрия Никитина в Ярославле по следующим направлениям:



Возврат к списку

Языковая школа Дмитрия Никитина в ЯрославлеНовости
Подпишитесь на наши информационные письма: