. Записаться на обучение

На семинаре Р.П. Мильруда в Языковой школе Дмитрия НикитинаЯзыковая школа Дмитрия Никитина открыла очередной сезон семинаров с ведущими российскими и зарубежными методистами. 15-16 сентября в Ярославле выступил один из самых известных отечественных лингвистов Радислав Мильруд.

Радислав Петрович Мильруд – личность в методической среде яркая и неоднозначная. Истинный приверженец лингвистической науки, он имеет оригинальное суждение относительно рождения и развития языка, и, исходя их них, оптимизирует процесс преподавания и усвоения английского. Радислав Петрович – большой поклонник современных технологий и Интернета, его обожают студенты, с ним спорят преподаватели. Мильруд всегда охотно идет на диалог. Его размышления, вопросы и возражения коллегами транслируются на отраслевых форумах, учебное видео, любезно предоставленное Радиславом Петровичем в бесплатное пользование интернет-сообществу, скачивается и просматривается сотнями преподавателей школ и вузов. Радислав Мильруд – автор десятков пособий и учебников по методике преподавания английского языка, в том числе написанных совместно с иностранными коллегами и выпущенных издательством Великобритании.

Поэтому совершенно неудивительно, что послушать одного из лучших российских методистов собралось более сотни ярославских преподавателей английского языка. На семинаре были замечены даже коллеги из других ярославских языковых школ, которых Языковая школа Дмитрия Никитина приняла с таким же радушием, как и школьных и вузовских учителей. Если педагог хочет знать больше, развивать профессионализм, мы этому только рады. Ведь у нас перед глазами прекрасный пример открытости, добродушия, тонкого ума и профессиональной этики – Радислав Мильруд, который перед конференцией дал Языковой школе Дмитрия Никитина небольшое интервью.

– Радислав Петрович, методика английского языка в вашем понимании не существует сама по себе, а тесно соседствует с другими дисциплинами – философией, кибернетикой. Почему так сложно, нельзя ли воспринимать преподавание языка проще?

– Во-первых, с философией, психологий, кибернетикой соприкасается все: и управление государством, и методика преподавания. Обучение же иностранному языку в особенности. Преподавание иностранного языка очень сложно построенный процесс. Язык – это и процесс, и умение, и навыки, формулирование и образование мысли: помимо демонстрации знаний языка нужно что-то дельное говорить. Именно поэтому тут задействована психология, физиология, кибернетика, как наука передачи информации в сложных системах. Язык – не искусственная система, он развивается стихийно. Маленький ребенок не копирует язык матери, он говорит по-своему, и будет говорить по-своему в дальнейшем, причем на его язык будет влиять множество внешних факторов – телевидение, интернет, улица, родители, да что угодно.

Надо понимать, что сейчас мы говорим не только о содержании, но и о форме языка – морфемах, фонемах, флексиях. Мы не всегда ставим "правильные" окончания, не всегда "правильно" говорим. Например, мое поколение говорит "хорошо", молодежь сейчас говорит: "хороша": "Ну, хороша, я сделаю это". Причем на конце не "а", а открытое [о]. Можно ли сказать, что эта форма неправильна? Нет, она тоже правильна. Ведь что такое "объективный" язык? Это стандарт принятый Российской Академией наук. Сегодня стандарт один, завтра другой, и именно поэтому "объективность" – это всего лишь массовая практика. То, что правильно сейчас, было неправильно, допустим, в 40-е годы. И наоборот, что правильно сейчас, будет неправильно через 20 лет. "Правильность" языка зависит от социальных и политических процессов.

Сам же язык хаотичен, поэтому результаты учебного процесса, который всегда развивается по предсказуемым стадиям, могут быть непредсказуемы. Например, один студент может овладеть литературным, другой – нелитературным языком, один будет говорить с волжским акцентом, другой с тамбовским. И каждый, каждый вариант будет правильным. Поэтому задача учителя – не исправлять языковые ошибки студентов, а научить их языку.

– Именно этому посвящены Ваши семинары в Ярославле, учению как предмету языковой педагогики?

На семинаре Р.П. Мильруда– Да, это тема моего первого семинара для преподавателей Языковой школы Дмитрия Никитина. Дело в том, что на занятиях с взрослыми – а языковая школа ориентирована на разные возрастные группы, в том числе и на взрослых, очень важно создать условия, активизирующие учение. Потому что, если взрослые ждут, что педагог научит и наставит их, то это неправильная установка. Результат будет только тогда, когда студенты будут заниматься языком самостоятельно. При этом есть особая система, так называемая языковая педагогика. Ее еще называют "невидимая методика", потому что задания и приемы, к которым прибегает преподаватель всегда на поверхности, их можно обсудить, увидеть. Невидимую же методику можно охарактеризовать так: когда у студентов и преподавателей все получается, учебный процесс идет гладко и без "сучков". Почему это происходит у одного учителя и не происходит у другого, хотя оба используют одни и те же приемы? Наши преподаватели обычно не могут ответить на этот вопрос, но возвращаются, допустим, из Англии, и на вопрос: "как там учат?", отвечают: "Да никак там не учат, общаются весь урок". Вот это "никак не учат" – это и есть невидимая методика, которой наши педагоги в большинстве случаев не владеют. Поэтому на вопрос: "А что вам мешает общаться с учениками вам?", отвечают: "Наши не хотят".

– Почему же наши студенты не хотят общаться?

– Потому что принципы преподавания иные. Допустим, западный педагог, как правило, совершенно некритически относится к любому высказыванию ученика: верное оно, неверное, хвалит студента. То есть создает позитивное отношение учащегося к обучению. Не столько даже мотивирует его, сколько снимает коммуникативные барьеры. Это только один из приемов "невидимой методики", таких приемов много, существуют целые системы. Здесь я имею цель дать обзор, показать, что такое активное учение, за счет чего оно возникает, что это вообще такое, как это получается, и какие нужны для этого подходы, причем подходы работающие.

– Как Вы думаете, воспримут преподаватели вашу методику?

– Хочу сказать, что этот материал вызывает сопротивление у российских учителей. Потому что у нас истину знает только педагог. Если ученик говорит неправильно, надо его немедленно поправить. Я же утверждаю, что да, если учитель хочет видеть результат, правильный ответ, он ученика немедленно поправит, но если педагог хочет, чтобы воспитанник учился дальше с удовольствием, он не будет сразу указывать на ошибки, а сделает это в другое время. Уроки коррекции, работы над ошибками, должны фигурировать в учебном плане. Изучающий язык делает много ошибок. Ошибки – это естественное явление, мы на родном языке постоянно говорим с ошибками, и из-за накопления ошибок носителей языка рождаются новые языковые конструкции, меняется язык, а потом ученые отслеживают изменения и утверждают новую норму языка. Вот так количество ошибок перерастает в качественно новый "правильный" вариант языка.

– Российские преподаватели смогут приспособиться к практике отсутствия тотального контроля учеников?

– Сопротивление наших преподавателей неслучайно. Они – носители российской методологической культуры, которая опирается на российские и советские традиции. Но культура меняется, причем, чем больше человек сопротивляется, тем больше вероятность, что, в конце концов, он не замечая этого, впитает новую культуру, становится другим. Наши педагоги сколько угодно могут говорить, что будут следовать традициям, но на самом деле новая культура преподавания придет. Скоро, или нет – я не могу это прогнозировать, но сейчас у нас уже культура обучения иностранным языкам не та, что была 20 лет назад. Исчезли тексты: "Дети в кремлевском саду", "Ленин на субботнике", хотя где-то до сих пор, например в Камеруне есть текст: "Наш эмир". Методику определяет социальная среда, ценности, заказ государства, которые в России сейчас уже принципиально другие, чем даже лет 10 назад.

– А студенты? Меняются ли они?

– Современные студенты отличаются от сверстников 10-15-летней давности своими представлениями о жизни. Они не боятся высказывать свое мнение, они участвуют в дискуссиях, им есть о чем дискутировать. Они имеют живое представление о зарубежной жизни, о языке вообще через интернет, через туристические поездки. И это очень важно, поскольку знание иностранного языка и культуры потеряло свою уникальность, "священность". Теперь уже не только учитель знает, что что-то происходит в Англии и Америке. И иностранный язык, культура стали реальностью повседневной, уникальность знаний принадлежит теперь не только учителю. Поэтому теперь перед учителем стоят более серьезные задачи. Если раньше методическим материалом могли служить открытки с видом Лондона, то теперь заинтересовать можно только умелой организацией учебного процесса. Я называю это "гладким" (smooth), течением учебного процесса, когда у ученика и учителя есть взаимный интерес, и все получается.

– Насколько Ваша методика преподавания языка согласуется с методиками коллег?

На семинаре Р.П. Мильруда– Встречаются иногда случаи неполного понимания друг друга, но противостояния с коллегами у меня нет, и никогда не было. Методика обучения иностранным языкам – мирная наука.

Потому что мне по большому счету все равно, как они работают. Они работают, как считают нужным, а я работаю, как – я. И результат получается и у меня и у них, потому что результат зависит не от того, как мы работаем, а от того, как студенты учатся.

Сам же я всегда в разработке своих методик старюсь поднять такую область, которой до сих пор уделялось меньше внимания. Например, обучение культуре. Об этом много говорят, но даже содержание обучения культуре непонятно: чему тут обучать? Об этом, кстати, я буду рассказывать на втором семинаре в Ярославле.

Сейчас я занялся Web 2.0. (Web 2.0. – методика проектирования систем, которые путём учёта сетевых взаимодействий становятся тем лучше, чем больше людей ими пользуются. Особенностью Web 2.0 является принцип привлечения пользователей к наполнению и многократной выверке информационного материала – авт.). Это Интернет нового поколения. Я изучаю, как Интернет нового поколения влияет на обучение, какие есть нюансы, чем отличается Web 2.0 от Web 1.0. Это пока terra incognita. А вообще я не пишу статьи, книги для того, чтобы спорить с кем-то, или для того, чтобы спровоцировать коллег. Я сам по себе гармоничен, и скорее соглашусь с оппонентом по той же причине, почему не исправляю учащихся.

– Хочется знать Ваше отношение к передачам типа "Выучи английский за 16 уроков", где фактически дается посыл, что послушав эти уроки, вы, так или иначе, выучите язык за ограниченное время.

– Эти передачи – спам. Язык – это психолингвистический механизм, который требует "созревания", как хорошее вино, как фрукт. Необходимо, чтобы иностранные слова в нашей психике, в нашем мозгу обросли нужным количеством ассоциаций, только тогда они закрепятся. Надо чтобы эти слова соединились в словосочетания, коллокации, потому что это костяк языка, чтобы они соединились в грамматические структуры, чтобы эти структуры наполнились новыми словами, созревали. За 16 часов это невозможно.

– С другой стороны, не являются ли эти 16 часов своеобразным толчком, стартапом для более серьезного и глубокого изучения языка?

– Нет. Таким стартапом считается не момент овладения языком, а момент, когда человек понимает, что есть реальность языка, что в этой реальности он уже что-то может назвать на изучаемом языке, что он может этой реальностью управлять при помощи языка, и что это реальность становится "его" через язык. Хотя бы даже он владеет парой сотней слов, это неважно. Вот это называется стартап, который подвигает студентов изучать язык дальше.

– Возможно ли управление реальностью с помощью языка без погружения в языковую среду?

– Можно, это доказывает опыт СССР. Но это будет язык выученный, а не аутентичный, не живой. Сейчас в России язык начал "оживать". Ученики привозят его "ростки" из Америки, Англии. Появился Интернет с его "неправильными" с точки зрения наших педагогов грамматическими и лексическими формами, где между сверстниками устанавливается непринужденное общение итак далее.

– Как бы Вы охарактеризовали свои методические принципы, которых придерживаетесь в обучении?

– Для меня студент – это заказчик, а я – это обслуживающий персонал, хотя я знаю больше него, медалей и значков у меня больше, однако не мне судить о том, умный он или нет. Потому что тот, кто не выучил страдательный залог, в жизни может устроиться намного лучше меня. Моя цель – не выучить их, а создать условия, чтобы они выучились, не мешать учиться. Мое кредо в том, чтобы мы были довольны друг другом, чтобы мне было приятно с ними, а им было приятно со мной.

– Работает?

– Да.

Из досье "Языковой школы Дмитрия Никитина"

Радислав Петрович МильрудРадислав Петрович Мильруд

64 года, доктор педагогических наук, профессор

В течение 35 лет был заведующим кафедрой лингвистики Тамбовского государственного университета им. Г.Р.Державина. Сейчас, в связи с объединением Державинского и Технического университетов, преподает на кафедре международных коммуникаций в Техническом университете.

Женат, супруга – школьный преподаватель английского языка. Две дочери. Одна преподает английский язык в военном вузе, другая – экономист. Двое внуков.


Языковая школа Дмитрия Никитина в ЯрославлеПрограммы для преподавателейСеминары с участием приглашенных методистов
Подпишитесь на наши информационные письма: